Лошади
  • linkka

Продолжение рукописи деда...

 
     К моменту моего прибытия в 17-ю Гвардейскую стрелковую дивизию, она стояла в кратковременной обороне, но готовилась к наступлению. Поэтому командиру дивизии и его штабу требовались свежие сведения о противнике, а это значит – нужно добывать пленных.
     Для вылазки за «языком», каждому взводу дивизионной разведки выделили участок. Только на этом участке, и нигде больше, взвод должен был захватить пленного.
     Вооружившись биноклями, я со своими сержантами, на отведенном участке, приступил к наблюдению за обороной противника.
    
Collapse )
  • Current Music
    Нет
Лошади
  • linkka

Продолжение рукописи деда

Часть VIII
В РАЗВЕДКЕ
     В госпитале я лечился недолго – три недели. Рана затягивалась быстро.
      Всепожирающему фронту требовалось непрерывное пополнение живой силы, поэтому, как и многих других, меня выписали с незажившей до конца раной, и не снятой с ноги повязкой.
     Операцию по извлечению осколка и чистку раны в госпитале сделали плохо, небрежно, потому что сразу после войны эта рана нагноилась и открылась. Врачи ее вновь оперировали, сделали чистку и извлекли еще один маленький осколочек, оставшийся там незамеченным по небрежности хирурга при первой операции.
    
Collapse )
  • Current Music
    Нет
Лошади
  • linkka

Продолжение рукописи деда...

 
Замысел командования этих двухдневных боев заключался в том, чтобы в какой-то мере сковать противника здесь, на этом участке. Не дать ему возможности перебросить часть сил туда, где наносился основной удар – в тридцати километрах правее нас. Мы же здесь отвлекали и сковывали силы врага. Вероятно, свою задачу мы выполнили положительно, потому что там прорыв прошел успешно. Заранее укрепленная оборона была взломана и прорвана.
     Началось новое большое наступление.
     Наша часть тоже втянулась в прорванную брешь, начав наступательные бои.
     Чтобы не дать возможности гитлеровцам где-нибудь закрепиться, наше командование приняло решение вести наступление круглосуточно, не останавливаясь и ночью.
     Наш батальон сделали ночным.
    
Collapse )
  • Current Music
    Нет
Лошади
  • linkka

Продолжение рукописи деда

 
     Сквозь туман виднелись два фашистских солдата, которые строчили из пулемета в сторону наших окопов.
     Я окончательно убедился, что кроме нас четверых, в немецкой траншее никого из наших нет.
     Где остальные? Где весь батальон?
     Я решил: пока не схватили, или не уничтожили нас немцы – быстрее удирать к своим.
     Переглянувшись с Заногой. Мы без слов побежали назад, к тому месту, где оставался пулеметчик с пленными. Почти одновременно с нами, с другой стороны появился Ившин с окровавленным лицом. Кровь струйками текла по всему лицу, заливая шею и грудь.
    
Collapse )
  • Current Music
    Нет
Лошади
  • linkka

Продолжение рукописи деда...

 
«Рама» была очень хорошим самолетом-разведчиком и одновременно корректировщиком. Она всю войну, верой и правдой служила гитлеровцам, а нам приносила много вреда.
     Между тем, у нас шла деятельная подготовка к новому наступлению. Немцы, вероятно, зная об этом, укрепляли свю оборону. Нам из своих передовых окопов были слышны по ночам звуки каких-то работ. Доносился стук топоров, шум работающих моторов. Вероятно, они устанавливали на огневые позиции самоходки и орудия, закапывая их в землю.
     Однажды днем, в ясную погоду, на немецкой стороне, километрах в двух-трех от передовой, появился воздушный шар, на высоте примерно тысяча метров. Под шаром болталась корзина с человеком. Было ясно, что это наблюдатель. ОН просматривал наши позиции и ближайшие тылы.
     Висел он нагло, у всех на виду, а мы смотрели, но были бессильны чем-либо поразить его.
     Через некоторое время, в воздухе появились два краснозвездных истребителя. Они сделали очень большой обходной маневр, намереваясь атаковать его с двух сторон, но воздушный наблюдатель все-таки заметил их и шар начал опускаться вниз. Однако, было поздно… Истребители, стремительно налетев, первой же очередью поразили воздушный шар. Он мгновенно обмяк, а корзина с человеком, кувыркаясь, полетела вниз на землю.
     Можно было только догадываться о душевном состоянии того наблюдателя, падавшего камнем в корзине на землю.
 
*****
    
Collapse )
     Больше никого из наших не появлялось. Оказалось, только мы вчетвером находимся во вражеской траншее, да еще с четырьмя пленными.
     Оружие пленных, Ившин выбросил в сторону за траншею, а их самих, наспех ощупал, проверяя, не остались ли у них гранаты, или пистолеты.
     Ручной пулеметчик сидел и торопливо снаряжал опустевший пулеметный диск, так как его второй номер с запасными дисками где-то отстал, как и остальные солдаты взвода, роты, батальона.
     А я лихорадочно соображал: что предпринять дальше?
     Но решил, еще раз обследовать траншею, не появились ли наши. С этой целью – Ившину приказал идти по траншее вправо – Заноге влево. Пулеметчику – охранять пленных.
     Подождав, когда пулеметчик закончит снаряжать диск, я тоже побежал влево и вскоре увидел Заногу. Он стоял, прижавшись к стенке окопа, вглядываясь куда-то аз уступ траншеи.
     Подойдя к нему, я понял что там, куда он смотрит – немцы.
  • Current Music
    Нет
Лошади
  • linkka

Продолжение рукописи деда...

 
ЧАСТЬ VII
 
ВОЗВРАЩЕНИЕ В ВОСТОЧНУЮ ПРУССИЮ
 
     Как всегда, неожиданно, ночью нас сменили. Прибывшая часть заняла в окопах наши места, а мы отойдя в тыл, сосредоточились в небольшом лесу и недолго потоптавшись там, так же, как недавно уходили от Немана на Восток, теперь снова двинулись на Запад.
     Начался обратный марш-рейд туда, откуда ушли полтора месяца назад. Снова предстояло пройти пешком около восьмисот километров.
     Но на этот раз у нас были более благоприятные условия – шли по сухим дорогам, так как уже наступила зима – земля подмерзла, шагалось легко.
     Двигались, как и в прошлый раз, в основном по ночам. На некоторых участках делали форсированные переходы, т.е. шли ускоренным шагом, с короткими привалами по два-три часа непрерывного движения, преодолевая за ночь сорок пять – пятьдесят километров.
     Это было очень трудно, поэтому и не все выдерживали. Появились отстающие и больные. Однако, чаще двигались размеренным, монотонным шагом, по двадцать пять - двадцать восемь километров за переход.
      И тогда, во время движения, клонило в сон. Многие солдаты научились спать на ходу. Было смешно видеть, как кто-нибудь, вдруг, непроизвольно уходил в сторону от строя, на обочину дороги, и это означало - человек уснул. Потом, споткнувшись, он вздрагивал, просыпался и бежал на свое место.
    
Collapse )
  • Current Music
    Нет
Лошади
  • linkka

Продолжение рукописи деда

То подразделение, которое ночью мы подменили, так постепенно умотыльнуло в тыл, как будто ветром его сдуло и мы ничего не успели узнать от них о противнике, стоящем напротив нас, с расположением его огневых точек и ни о чем другом.  Пришлось самим, наощупь,  обследовать занятые позиции, наблюдать за противником.
     Свои оба пулемета я выставил на плохо оборудованных огневых позициях, которые сразу же надо было приводить в порядок, благоустраивать.
     С гитлеровской стороны, всю ночь, не прекращаясь, велась стрельба, то и дело взлетали осветительные ракеты, чувствовалась какая-то нервозность и озлобленность противника.
     На следующий день мы узнали, что здесь стоят власовские подразделения, т.н. РОА, а это усложняло и наше положение, так как эти люди, ставшие изменниками Родины, к нам в плен не сдавались. Им, заблудшим ублюдкам, терять было уже нечего. Они знали, что и у нас их ждет позорный расстрел, и немцы не простят любое неповиновение, или хитрость, поэтому, выхода у них не оставалось, кроме как быть смертниками. Они ими и были.
 
Collapse )
  • Current Music
    Нет
Лошади
  • linkka

Рукопись деда...

 
Ну а на границе, куда мы пришли, - не задержались, продвинулись дальше и вышли на берег реки Неман.
     Это была очень крупная водная преграда.
     На противоположном левом берегу, как раз против нас располагался и виднелся город Гумбинен, ныне советский Гвардейск. Сразу, без промедления, мы стали готовиться к форсированию Немана. Для этого, всю нашу  дивизию отвели назад в лес, в котором оказалось обширное озеро. На этом водоеме и начали интенсивные тренировки по преодолению водного пространства. Мы учились переправляться на подручных средства: самодельных лодках, плотах, просто досках и плащ-палатках, набитых соломой. Но мы, пулеметчики, тренировались переправляться только на плотах, изготовленных для нас саперами из сухих бревен и досок.
    
Collapse )
    
 
  • Current Music
    У природы нет плохой погоды...
Лошади
  • linkka

Продолжение рукописи деда

 
     В период наступательных боев, всю осень 44-го, мы находились в постоянном движении. Часто вели наступление даже голодными, так как походные кухни не поспевали за нами. Они, где-нибудь отстав набрать воды и заварить кашу, потом сутками искали свои батальоны и роты. Мы же двигались прямиком, напролом, через раскисшие пашни, овраги, по любой целине.
     Пехота по дорогам не ходила. ОТ дорог мы отвыкли, забыли о их существовании.
    
Collapse )
  • Current Music
    Нет
Лошади
  • linkka

Продолжение рукописи деда

     В этот период наибольшие потери несут, конечно, наступающие. Поэтому, в нашей цепи, с первых шагов атаки стали падать люди убитыми, или ранеными.
     Я со своими пулеметами двигался в атаку в атаку следом за цепью стрелков и видел, как много было пораженных бойцов. Кругом продолжало неимоверно грохотать. Невозможно было расслышать команд командиров и матерных криков солдат, но было видно, что все что-то кричат. Команды скорее угадывались по взмахам рук, резким движениям и искаженным лицам, чем слышались.
    
Collapse )
  • Current Music
    Нет